1 июня 2012 г.

interview: Thomas Schlatter (You and I, The Assistant, etc)


Совместное интервью блога catchingupmyself и блога discohijack. Основная идея и желание взять интервью принадлежит Саше (catchingupmyself) за что ему спасибо. Интервью получилось довольно содержательным и интересным.

catchingupmyself: Итак, начнем. Представься, расскажи о себе: чем ты занимаешься, увлекаешься. Может у тебя есть какие-то интересные хобби, занятия. Я, например, выращиваю апельсиновое дерево. Когда ты начал играть? Расскажи немного о сцене Нью Джерси конца 90-х – начала 00-х.
Thomas Schlatter: Меня зовут Томас Шлэттер. Я зарабатываю тем, что работаю веб-программистом в области информационных технологий. Не назвал бы это увлечением, но зато это неплохой способ оплачивать счета. Что касается хобби, я люблю музыку, читаю научную фантастику и комиксы, еще люблю копаться в саду и готовить веганскую еду. На данный момент я играю на басу и пою в Capacities, а также играю на ударных в Less Life.
Я начал заниматься музыкой в 1991 году, когда мне было 13 лет. Мама купила мне первую гитару, и первый год я брал уроки. Мне очень это нравилось, к тому же появился новый способ самовыражаться, что, к слову, немало важно в таком юном возрасте.
Нью Джерси конца 90-х был интересен. Мы устраивали огромное количество DIY-концертов в съемных помещениях, подвалах, дворах. Можно сказать, что эта смесь жанров в одном концерте позже сохранится с конца 90-х вплоть до современной сцены, когда так же в одной программе смешивается огромное количество стилей. Среди моих любимых местных команд были Penfold, A Days Refrain, a также The Cable Car Theory и Off Minor.

catchingupmyself: Что заставило тебя начать играть такую эмоционально тяжелую музыку? На фотографиях с концертов You and I и многих других хардкор, скримо команд того времени можно увидеть сильные эмоции, экспрессивность – содрогающиеся тела, кричащие лица, глаза навыкате, стиснутые зубы и пр. Почему не поп-музыка? И как ты относишься к мэйнстриму – как к вполне естественному явлению или проявлению моды?
Thomas Schlatter: Когда мы начали You and I, мы хотели играть что-то тяжелее, но, эмоционально подстраиваясь под эмо сцену 90-х, ведь тогда не было такого понятия как «скримо». Большое влияние на нас оказали такие группы, как Frail, Indian Summer, Elements of Need, Bob Tilton, Jasemine и др. Мы не следовали моде, это был способ выразиться, и нас мало волновало, что подумают другие люди.

catchingupmyself: Как известно, мы разные люди, у нас иное видение, иная философия, культура, язык, но в то же время что-то нас объединяет – музыка, которая ломает в барьеры в понимании друг друга. Какие идеи DIY музыки тебе лично близки? Жалеешь о прошедших 90-х – 00-х, распавшихся командах? Что ты думаешь насчет Louise Cyphre и их слов: “Your Punk Rock, Our Friendship” или “Escapism” Ampere и проблеме DIY-культуры в целом?
Thomas Schlatter: У DIY-сцены США свои проблемы, но я все равно не стал бы играть в каком-либо еще формате. Как ты и сказал, у музыки нет преград. Исходя из этого, я думаю, что DIY – отличный способ общения людей. Музыка занимает огромное место в моей жизни, и по мере взросления, я понимал, что этику и политику DIY я обязательно заберу с собой во взрослую жизнь. Огромное количество людей считают, что они «выросли» из DIY-сцены и забыли те идеалы, которые она в себе несла. Я не хочу оставлять это позади и отрекаться от них.

catchingupmyself: Вопрос о России. Ты наверняка никогда не задумывался над этим, но каково твое мнение по поводу России и русских? Возможно, некие стандартные стереотипы, типа ушанок, медведей, водки? Ты слышали какие-нибудь русские группы?
Thomas Schlatter: Не так давно услышал о такой команде, как Axidance, и они мне очень понравились. Также очень люблю стрейт-эйдж группу Verdict. Я рос в 80-е, когда о России часто говорили в новостях, как участнице «холодной войны». Россия была попсово показана в фильмах типа «Красный рассвет» (о русском вторжении) и книгах в стиле «На берегу». Я был удивлен, когда Россия выступала за Путина с песней «Такого, как Путин». Она обычно представлялась с серьезной стороны, а здесь вдруг столько попсы. Мой друг Антон из России говорит, что Москва стала очень богатым и обеспеченным городом. Хотя транспортная сеть все равно оставляет желать лучшего. Несмотря на это я должен признать, что очень мало знаю о России.

catchingupmyself: You and I. Как все начиналось? Я думаю, это вопрос интересует больше всего, т.к. после распада You and I образовалось огромное количество дочерних команд, которые оставили свой след в сердцах и мыслях слушателей. Вам было приятно играть? Ведь в ваших песнях очень много грубых элементов, криков, жалости и чувств, но ни одного обнадеживающего слова. В чем причина этого?
Thomas Schlatter: You and I образовалась, когда мне было 17 лет, и просуществовала 3 года. Я и еще 2 участника группы до этого играли в Instil, после распада которой мы хотели продолжать играть вместе. У нас была идея создать что-то «потяжелее», но сохранив эмоциональность Instil. Результатом этого стало You and I. Эта группа стала для нас хорошим опытом, сделав нас в музыкальном и эмоциональном плане намного «прозрачными», открытыми. Нас не волновало, как нас воспринимали. Мы просто делали музыку, которую хотели, и вполне здраво ее оценивали. К тому же у нас была возможность дать выход своим расстройствам, разочарованиям и направить их в нужное русло, в этом плане группа носила положительный характер. К слову, для меня это один из важнейших аспектов создания музыки.

catchingupmyself: Давай поговорим о другом вашем проекте – Tasharah-clendadha. Когда он образовался, что послужило основной идеей? Эмоциональный метал со вставками из Звездных Воинов и Шоу Опры Уинфри – это нечто! И что значит название группы: что-то из Звездного Пути или иврита? Как известно, аналогичное звучание в проекте Андерсена Ruhaeda, Takaru Шона Эндрюса и т.д. И у всех весьма странное название команд. С чем это связано?
К слову, не так давно наткнулся на высказывание одного из участников Yes Sensei по поводу Tasharah:
“Yes Sensei дважды играли с ними, и для меня это было все равно, что играть с Led Zepellin или кем-то в этом роде, как бы глупо это для многих ни звучало».
Что можешь сказать по этому поводу?
Thomas Schlatter: Tasharah-clendadha позже была переименована в Tasharah со мной на барабанах и Шоном Эндрюсом на гитаре. Мы с Шоном на тот момент жили вместе и решили организовать сторонний от наших основных (The Assistant и A Days Refrain) проект. Наш друг Роб Росс поначалу играл с нами на басу, но позже мы разделились. Название группы – это всего-навсего сочетание первых слогов наших имен в одно слово. Песни состояли из оставшейся музыки, которую мы с Шоном хотели записать. Небольшие сэмплы смеха ради вставляли между песнями, чтобы не прерывать ход музыки, к тому же они подходили к текстам. Группа отыграла всего несколько концертов, это был мой первый опыт игры на ударных. Я очень рад, что мы с Шоном записали эти песни, они мне все так же нравятся.

catchingupmyself: Твой последний проект Black Kites был веган стрейт-эйдж хардкор командой, которая в какой-то степени являлась отражением предыдущих проектов. Очевидно, на тебя повлияли Earth Crisis и Unbroken. Насколько я знаю, ты стрейт-эйджер, как и многие другие люди сцены конца 90-х, участвовавшие в DIY течении. Например, Уилл и Мэган из Ampere, Вэл Сауседо из Loma Prieta/Punch. Что это – эволюция, новый этап, логическое завершение? И как ты думаешь, может ли музыка изменить людей, придать веру и силу воли?
Thomas Schlatter: Я стал называть себя стрейт-эйджером в 15 лет, в 1993 году. Я относил себя к этой большой части хардкор сцены, и с тех пор стрейт-эйдж играет большую роль в моей жизни. Для многих, в том числе и для меня, это личный выбор, но, несомненно, это также было реакцией на происходящее вокруг меня. Это был выбор не в пользу протеста собственной личности и привычных попыток избежать реальности. Поэтому да, могу сказать, что музыка меняет людей, так же как и песня Minor Threat изменила всю мою жизнь.

catchingupmyself: Расскажи о своей музыкальной коллекции.
Thomas Schlatter: Я закупаюсь винилом раз в год. Не люблю заказывать пластинки по Интернету главным образом потому, что боюсь, что они повредятся. В большинстве своем моя коллекция состоит из альбомов на виниле, которые очень важны для меня, в основном хардкор и инди изданий 90-х, на которых я вырос (108, Groundwork, Lifetime, Sleater Kinney, Team Dresch и пр.) В остальном это старые джазовые записи (Billie Holiday, Miles Davis) и немного классики.

catchingupmyself: Летом 2011-го You and I собирались вновь, чтобы сыграть на фестивале RTF. Смотрел весь сет на YouTube, и это было очень круто. Было приятно видеть, что время не потрепало You and I.
Thomas Schlatter: You and I решили снова собраться в первую очередь как старые друзья. Как оказалось, мы стали играть намного лучше, соответственно и песни звучали иначе. Тот факт, что столько народу пришли на концерт и подпевали нам, тронул за душу, честно говоря. Я рад, что смог осчастливить людей нашей музыкой, это был потрясающий опыт.



Вопросы от блога discohijack.
discohijack: Меня более интересует сцена 90-х годов и намного менее современная. Меня всегда поражала та атмосфера, которую я пытался уловить из музыки, видео и фотографий. Так что вопросы в основном будут только о You and I.

discohijack: Интересно, у тебя были какие-либо музыкальные проекты до You and I? Что побудило тебя играть именно «хардкор» в обширном понятии этого слова? Что повлияло на тебя? Музыка, книги, друзья?
Thomas Schlatter: До You and I я играл в нескольких группах, в том числе в Instil вместе с другими двумя участниками You and I. Еще раньше я играл в веган стрейт-эйдж хардкор команде Sevin. Мой выбор пал на хардкор из-за того, как он выглядел, презентовал себя. Ведь обычно все хардкор концерты проходят не в таких клубах или пабах, где я жил, например, а в подвалах, залах, арт-пространствах и пр. Ведь в таких помещениях как бы нет барьеров между группой и слушателями, их связь намного крепче. Все по-настоящему.

discohijack: У You and I потрясающая и очень даже глубокая лирика. Что вдохновляло на такую лирику и кто в группе писал тексты?
Thomas Schlatter: В основном тексты писал Джастин Хок, вокалист. Мне принадлежит всего несколько текстов.

discohijack: Многие группы тех лет еще задолго до массового распространения интернета имели сплиты (или участвовали в сборниках) с интернациональными группами (в основном из стран Европы). Всегда было интересно, как происходило общение, обмен мнениями, музыкой. Как удавалось поддерживать связь между сценами различных стран и континентов?
Thomas Schlatter: До развития Интернета я не поддерживал связь с представителями хардкор сцены сцены других стран. Я в первый раз отправился в тур по Европе в 2003 году, и то это уже было организовано через Интернет.

discohijack: You and I проводили активную концертную деятельность, наверняка были туры. Хотелось бы узнать впечатления от данных поездок. Какие-нибудь забавные или просто интересные истории, которые не могли не случаться во время данных трипов.
Thomas Schlatter: You and I очень много играли в течение тех трех лет, что мы были группой. У нас было два небольших тура. Первый - на северо-востоке США летом 1997 года с группой Song of Kerman. Самое смешное, что мы играли не так далеко от дома, и, если бы захотели, то смогли бы отыграть на один уикенд. Второй и последний тур состоялся зимой 1998 года с Saetia и God Awful, но на нескольких концертах мы пересекались и с Racebannon. Мы не смогли сыграть последний концерт из-за того, что попали в снежную бурю, дороги заледенели, и ехать было очень опасно. Тем не менее, до дома мы добрались живыми и здоровыми.

discohijack: Как произошло знакомство с ребятами из Level Plane Records, на котором был издан последний альбом You and I под названием The Curtain Falls?
Thomas Schlatter: Все из Level Plane играли в Saeita, с которыми мы ездили в тур.

discohijack: Небольшой вопрос, который интересует лично меня. В Нью Джерси в 1997 году была такая группа, как Hour Of The Star. Отличная группа, но, к сожалению, очень мало информации о ней. У них на MySpace написано следующее: '6. Bryan, Jeff and Josh decided to call it quits with Bryan and Jeff going off to form a band with members of You and I/Instill and Unanswered'. Можешь что-нибудь рассказать о Hour Of The Star?
Thomas Schlatter: Ребята из Hour Of The Star были нашими друзьями, первые наши концерты были с ними. Если не ошибаюсь, они выпустили демо и семерку. После распада Hour Of The Star Брайан и Джефф вместе с Джастином из You and I собрали группу Sebastian Coe.

discohijack: Какие вообще группы наиболее запомнились тебе именно в период конца 90-х и начала 00-х? С какими наиболее подружились?
Thomas Schlatter: Моими любимыми командами того периода были There Were Wires, Seven Days Of Samsara, Zegota, 1905, Forstella Ford и Your Adversary. Мы стали друзьями на многие годы, все из них – хорошие люди.

discohijack: Как ты оцениваешь хардкор сцену в данный момент? Стала ли она 'лучше', 'хуже' или просто стала иной?
Thomas Schlatter: Хардкор сцена сейчас менее политизирована. В ответ на политические события конца 90-х последовала негативная реакция. Но определенно огромные знания и ценности я приобрел, будучи частью хардкор сцены 90-х. Не думаю, что участники современной сцены могут утверждать подобное.
Конечно, Интернет изменил многое. Музыка стала доступнее, а для начинающих групп появилось намного больше возможностей быть услышанными, организовать концерты и туры. Но здесь есть как положительные, так и отрицательные стороны, т.к. сейчас очень много групп, желающих отправиться в тур, и наша сцена их всех может просто не «выдержать».

catchingupmyself: Что ты думаешь о таких группах, как Daitro, La Quiete, Raein, Amanda Woodward? Тебе понравилась песня Raein “Tigersuit”, то, как она исполнена вживую и как все зрители вместе поют “THIS IS MY TIGERSUIT”. Я думаю, это отличный пример единства и общего воодушевления молодежи.
Thomas Schlatter: Все эти группы я слышал, когда они приезжали в тур по США, и был приятно удивлен. То, что ты описываешь в случае с “Tigersuit” Raein, обычно для Штатов. Людям нравится принимать участие в песне. Конечно, это огромное чувство сплоченности, но в то же время и возможность выплеснуть злость и ярость безопасным путем.

catchingupmyself: Я читал, что Джефф из Thursday организовывал DIY-концерты у себя в подвале, и ты там играл. Вы были хорошо знакомы? К слову, ты слышал, что Thursday предложили Daitro сделать сплит и организовать тур, но Daitro отказались. Что ты думаешь по этому поводу? Кстати, полностью одобряю слова Daitro.
Thomas Schlatter: Мы с Джеффом целый год жили в одном доме и регулярно проводили концерты. Я немного вокалил на втором LP Thusday, а иногда они звали меня сыграть с ними или записать песни.
Я понимаю позицию Daitro не участвовать в туре. В США нет четкой грани между DIY и более крупными концертами. Такие группы как Touche Amore могут без проблем сначала отыграть концерт в большом клубе, а на следующий день участвовать в DIY концерте. Thursday играли только на больших площадках, что лично мне, как участнику группы, не нравится, хотя это сыграло им на руку и больше человек смогли их услышать. И я вполне понимаю, почему Daitro не отправились бы в подобный тур.

catchingupmyself: И, напоследок, несколько слов и пожеланий слушателям из России.
Thomas Schlatter: Надеюсь, смогу как-нибудь приехать в Россию и увидеть вашу страну.

credits:
фотографии: You and I
непосредственное общение с Томом и сама идея взять интервью: catchingupmyself
вопросы: catchingupmyself + discohijack
перевод: discohijack (спасибо большое Ане)

5 комментариев:

  1. Хорошо получилось, спасибо Ане за перевод хороший перевод текста.

    ОтветитьУдалить
  2. Очень крутое интервью, и, что самое главное, не стандартные вопросы. Спасибо вам, ребята.
    И вопрос, чисто с "технической" стороны - вы настолько свободно английским владеете, или сначала просто сначала формируете вопрос на русском, а потом переводите?

    ОтветитьУдалить
  3. Лично я не владею английским совсем. Совсем не владею. Интервью с Кортни Миллер из Eldritch Anisette я вообще переводил с помощью гуглтранслейта. Так что сначала составляю на русском, а потом мне переводят на английский.
    Саша из catchingupmyself владеет намного лучше и увереннее.

    ОтветитьУдалить
  4. Да вроде сразу на английском пишу, конечно, делаю ошибки, в глаголах обычно забываю о времени, но это исправимо. Так что, пойдет ...

    ОтветитьУдалить
  5. Анонимный27 мая 2013 г., 23:49

    спасибо за интервью! очень интересно и познавательно.

    ОтветитьУдалить